Кредитно-банковское дело в Италии средних веков

6.Сентябрь.2014

bank italy

Разложение Римской империи и упадок хозяйства в течение раннего средневековья сопровождается упадком, или даже почти полным исчезновением банкирского промысла.

Банкирского дела, в собственном смысле этого слова, как посредничества между спросом и предложением ссудных капиталов, в этот период не существует. Сохраняется профессия менялы, лица, занимающегося обменом одних денежных знаков на другие. Меняльное дело в разных странах теперешней Западной Европы сначала находилось в руках евреев.

В XI—XII в.в. евреям начинают оказывать большую конкуренцию итальянцы-ломбардцы, а затем флорентинцы и венецианцы. Менялы производили свои операции на столах, «banco», откуда, как полагают, они рано стали называться банкирами («banchieri»), а их лавки — банком.

Среди промышленных цехов Флоренции в 1266 г. меняльное ремесло было одним из 7 высших ремесел, являясь одной из корпораций буржуазии, и стояло над 14 цехами рабочих. Впрочем, в общем и целом, менялы — евреи и итальянцы — раннего средневековья не пользовались особой популярностью.

Их нередко выгоняли из разных городов, а имущество их подвергалось конфискации, в особенности в связи с тем, что они рано стали практиковать отдачу денег в рост. Евреи не выдержали конкуренции других народов и, в общем, были вытеснены из сферы крупноменяльного промысла, сосредоточившегося к XIII—XIV в.в. в руках итальянцев.

К XIV—XV в.в. из итальянских менял выросли крупные банкирские дома, которые в течение XV и XVI в.в. держали в своих руках денежно-кредитное дело большинства тогдашних государств Западной Европы. Из них особенно известны были флорентинские банкиры Барда, Перуччи, а позднее Медичи.

Все эти банки представляли собою частные семейные товарищества, имевшие агентуру в разных странах. Медичи имели в XV столетии не менее 16 заграничных отделений в разных странах. Являясь частными предприятиями, все эти банки находились, однако, под сильным контролем государства.

Основным делом этих банкиров было вначале, как мы сказали, меняльное дело. Позднее, впрочем, меняльное дело выделилось из чисто банковского и наряду с «bancherii», в роде Медичи, появились менялы, которые стали называться: «bancharoti». Чтобы отдать себе отчет в значении меняльного дела в ту эпоху, надо иметь в виду сложность и запутанность отношений, которые тогда существовали в этой области.

П. Рот следующим образом описывает эту путаницу: „Римляне после Константина считали деньги на лиры, сольды и динарии; двадцать сольдов составляли одну чиру, а двадцать динариев — сольд. Это наименование монет перешло и в денежную систему средних веков. Но лира, сольд и динарий не сохраняли неизменно своей стоимости.

Монетные дворы чеканили одни только динарии, притом различной стоимости. Это вызывало различия в стоимости лир и сольдов, сделавшихся только счетными единицами… Существовало столько сортов лир и сольдов, сколько сортов динариев вычеканивалось монетными дворами… Но монетных дворов было чрезвычайно много.

К этому прибавляются злоупотребления королей и феодалов и частые ошибки со стороны чеканщиков. Торговый оборот испытывал большие неудобства от этого разнообразия монет и там, где шла оживленная торговля, на городских площадях, ярмарках появлялись менялы, опытные знатоки монетного дела и счетного искусства.


Комментарии запрещены.